Урок №9. Задание №1. Сон Тени.

Сон Тени.

Мы никогда не встретимся. Хотя я всегда рядом. Если я перестану быть, не окажется и тебя. Я - Тень. Сокрытая, но только на первый взгляд.


Вечерняя мгла окутала своей прохладной нежностью незнакомку. Хотя, возможно, это всё-таки был довольно худощавый парень. Наброшенный наспех капюшон лишал возможности рассмотреть лицо, серый плащ скрывал очертания силуэта. Шух! Холодный удар ветра заставил вздрогнуть. И, словно колышущаяся на ветру, тусклая фигура удалилась.


Глава 1. На крюке.


Мост приближался. Вечером он казался остовом какого-то загадочного каменного существа. Мост влюблённых или самоубийц, так его ещё называют. Блеклый, словно выгоревший силуэт, скользил, ускользал, растворялся в мыслях и ночном тумане. Настроение упорно ползло вниз, подобно водным потокам, соединяющим хмурое плачущее небо и безрадостную намокающую землю. Пёстрые витрины, яркие вывески, вызывающие и многообещающие. «Этот день будет чертовски удачным!» - взгляд сфокусировался на послании извне, вырванном из винегрета разношёрстных заголовков. И тут же ещё одно: «Предстоит безнадежно унылый день!» Интересно, это прогноз погоды или гороскоп на сегодня?


Малышка танцует. Солнечные зайчики прыгают по её кудряшкам, щекочут носик и заставляют жмуриться. От яркого света и от удовольствия. Какая радость - новая кукла! Как чудно дышится. Как отрадно танцевать, держа за руки свою подружечку!
Вспышка - как от метко пущенного солнечного зайчика.


Две красные вишенки с неестественно ярким салатовым листком покачивались в такт движению. Странно, но в салоне вишней не пахло вовсе. А вот табак ощущался. Машина ползла так, будто все четыре шины превратились в раковины улиток. Она улыбнулась. Поездка обычно успокаивала и укачивала.


Наступило то загадочное состояние суток, когда ощущаешь себя вне времени и места. Струйки, струи, капли и пятна...Влево-вправо, влево-вправо...Глаза невольно следят за однообразным скольжением щёток по лобовому стеклу. Моросящий вечер несколько смазал возможность восприятия.


Это что? Голова со спутавшимися кудряшками неопределённого цвета подпрыгивала, словно силясь рассмотреть женщину внутри машины. Некогда светлые глаза куклы застенчиво хлопали ресницами в ритме движения. По ту сторону стекла. По эту - серые глаза замерли. Дождь скользил по шикарным ресницам, заставляя их вздрогнуть и зажмуриться на мгновение. Робко водя влажными разводами по щекам, он едва касался слегка приоткрытых губ, плавно стекая к бархатной шее.


- Зачем? - женщина кивнула вперёд.


Водитель отвёл в сторону руку с сигарой, стряхивая пепел. Левая рука уверенно сжимала руль.


- Голова куклы на фаркопе, - он пожал плечами.


Дождь ритмичнее заскользил по роскошным ресницам, вынуждая их трепетать.

А чумазое личико куклы продолжало наивно улыбаться.


Дождь. Полночь. Мост влюблённых. Тусклая фигура вздрогнула. Наброшенный наспех капюшон лишал возможности рассмотреть лицо, серый плащ скрывал очертания силуэта.


Следует просто досчитать до пяти и обратно - и всё будет как нужно: 5-4-3-2-1...


- Сними с той машины...куклу, я не могу спокойно смотреть.


- Истеричка, - процедил он. Ледяное слово, режущий тон, на кусочки, не оставляя шанса выжить...любви. Их любви.


Зажёгся красный. Дверца машины резко распахнулась. Красная лодочка поплыла по огромной луже, в которой она очутилась. Вторая ножка успела найти менее глубокое пристанище туфельке. Молодые женщина выскочила, кутаясь в плащ. Сейчас она более всего походила на мокрую ворону, с растопыренными перьями и такими же ... эмоциями. Изящные длинные пальцы цепко схватили кукольную голову и сорвали её с фаркопа.


Жёлтый! Успеть!


- Слов просто нет, - это самое нежное из того, что она услышала, едва оказалась вне объятий ночного дождя.


Дальше - лишь обрывки фраз. Глупость...Психотерапевт...Устал...Раздражает...


- У тебя перед глазами лишь счётчик.


- Прости, что?


- Разноцветные купюры, в большинстве зелёные. Бумажки...


Зажёгся зелёный.


Отблеск.

Малышка смеётся. Какое счастье - в руках куколка!

Вспышка.


Смутно знакомая фигура в сером плаще сделала шаг...назад. Ещё шаг - и в такт этому перила моста повторно отступили. «Не люблю»! То ли сырую промозглую погоду, то ли себя, то ли саму жизнь. Хотя, этот шаг - как признание ей в любви, собственной жизни, возможно, и всей Вселенной. Вздох.


Глава 2. На замке.


И он не удержался. Мост влюблённых не смог выдержать невместимое инородное нелюбимое...Он почувствовал их ещё на расстоянии. Увидел приближающийся автомобиль. В нём - двое. И они более не смотрят ни друг га друга, ни в одну сторону. Куда устремлены взгляды теперь? Есть ли то общее, что будет их связывать ни цепями, ни узами, а, словно, невидимыми нитями необходимости?


Вздох. Молчание. Вздох. Пауза. Затянулась. Растянулась. Зависла. Повисла. Зазвенела. Задребезжала. Лопнула!


- Мост.


Тишина.


- Впереди - мост.


Смех.


- Что смешного?


Она подавила в себе смешок и тут же засмеялась открыто.


Глупость...Психотерапевт...Устал...Раздражает...Она отключила звук, читала по губам. Как в кино, немом и в некотором смысле глухом.
Нелепые вишенки продолжали раскачиваться в такт движению. Щётки - скользить, утирая дождь. Мокрое лобовое стекло - как экран.


- Мост! Мы теперь сможем ехать быстрее.


- Зачем? - ответила она мысленно.


Мост приближался. Ночью он казался ей остовом какого-то загадочного каменного существа.


- Мост влюблённых. Существует поверье. Любящие запирают своё счастье на замок. Перед этим замок прикрепляют к перилам моста. Ключ бросают в воду. Тогда они всю жизнь счастливы.


Она говорила голосом экскурсовода, при этом выдавливая каждое слово.


- Как тебе это удаётся? - он терял терпение. Второй раз за последние полчаса.


Она рассмеялась. Нервно. Громко. Горько.


- Поверье врёт.


- Мост самоубийц. Его так называют. Я слышал по новостям...


Статистика. Она не любила цифры. Кроме нуля. Его она любила, а Его уже нет.


Мост приблизился. Ответ пришёл сразу, как только он ощутил своим каменным хребтом скользящие шины. Мост влюблённых теперь более походил на мост самоубийц, так его ещё называют. Прорывающаяся энергия бурлила. От нарастающей дрожи замочки на его перилах трепетали, а падающие капли дождя отскакивали, словно обжёгшись.


Тихо. Изредка слепят фары появляющихся и исчезающих машин.


Он продолжал выдавать потоки цифр, фактов, новостей. Они заполняли сжатое пространство, ничуть не разряжая обстановку и абсолютно не утоляя её жажду. Жажду любви и просто жажду. Она прикрыла глаза и, казалось, погрузилась в сон. Ненадолго.


Её пальцы лихорадочно заскользили в поисках чего-то. Карандаш! Глаза выхватили какую-то газету. Заголовок главной колонки гласил: «Жулик или жертва»? Это её ничуть не смутило: она стала бысто записывать что-то прямо поверх печатного текста.


Сон Тени.


У меня сегодня не одна, а три тени,
Наверное, потому что мне так одиноко.
Меня сопровождали три серые фигуры. Как контур
Моей мечты, они так изгибались
И танцевали, словно дети пламя,
А я все шла в компании с тенями...
Так медленно, так чётко снег кружился,
А я с весной подставила ладони,
Поймать пыталась хоть крупицы счастья
и неба,
Унести его с собою.


Глава 3. На нуле.


Словно колышущаяся на ветру, тусклая фигура вздрогнула. Обрывок газеты впечатался прямо в грудь - ветер сыграл в салки и скрылся. Тихо. Изредко слепят фары появляющихся и исчезающих машин. Левая рука машинально отстранила клочок бумаги. Оказалось, это был свежий номер периодического издания, правда, на вид свежий не совсем. Заголовок главной колонки потрёпанной газеты гласил «Жулик или жертва»? Далее шла фотография довольно симпатичного парня, лет двадцати пяти, не более.


Влево-вправо, влево-вправо...Движения глаз стали ритмичны. Пальцы крепче сжали бумагу. Университетский насильник...Взгляд на пару секунд вновь зафиксировал черно-белую фотографию. Милый юноша, похоже, переставал быть приятным.


Далее смаковались подробности преступлений. Это абсолютно не то что читаешь с упоением. И всё-таки, взгляд продолжал скользить по строчкам. Речь шла о нескольких молодых женщинах. Каждую из них отвезли за город и изнасиловали. После этого жертвы обналичили чек и лишились денег. Упоминалось и оружие. Однозначно, на этот раз статья не нашла своего ценителя. Случайного читателя - не более. Однако...


Концовка резанула сознание: «Суд оправдал преступника»! Пара секунд - и дыхание восстановилось. Легкомысленный ветер пронёсся снова, пытаясь вырвать газету из влажных рук. Впрочем, дочитать статью всё равно не удалось бы. Страница обрывалась.
Темно. Черным-черно. «Чертовски удачный» и одновременно «безнадежно унылый» день сменился ночью. Круглолицая луна томно улыбнулась. То ли зловеще, то ли многообещающе.


- Что пишут?


Зеркало переднего вида на мгновение перехватило его взгляд. Решительный и резкий.


- Пишут что?


Вырвана. Выхвачена. Оторвана. Отброшена. Возвращена. Она удивленно скользнула взглядом по исписанной газете, по зеркалу и по его нервам.

- «Жулик или жертва».

- Прости?


- «Жулик или жертва». Об университетском насильнике. Суд оправдал преступника.


- Ты издеваешься?


Молчание.


Молчание. Левая рука несколько сильнее сжала руль. Правая медленно стряхнула пепел и неудачную попытку разрядить обстановку.


Молчание.


В машине становилось тесно от безысходности. Она вытащила намокшую ножку и пошевелила пальцами.


- А что-нибудь об автомобилях?


- Анекдот!


Он не слушал.


Она смеялась. До слёз. Нервно и безостановочно.


Яркое пятно, метко пущенное фарами приближающегося автомобиля, ослепило внезапно. Удар по касательной: силуэт в сером инстинктивно отброшен в сторону.


Нелюбящие, они заехали на мост влюблённых. Она - смеющаяся, Он - раздражённый. Она рассматривала грязную голову куклы. Вот она - точка невозврата. А точка - почти что ноль. Санскритское «сунья» - «отсутствие», «пустота».


Она видела неясные очертания фигуры в сером. Ей так показалось. На мгновение.


- Ты вообще слушаешь меня? - Он пристально посмотрел в её задумчивые серые глаза.


Зловещий удар металла о металл. Мост встретил их ярким пятном, метко пущенным фарами приближающегося автомобиля. Он ударил металлом своих перил, дал пощёчину подушкой безопасности. И замер.


Нелепые вишенки прекратили раскачиваться в такт движению. Щётки - скользить, утирая дождь. Мокрое лобовое стекло перестало быть экраном. Тихо.


Мост ощутил бесконечное количество нулей. Часы на её правой руке показывали «зеро». Ноль - и на кулоне в виде стилизованного изображения ракушки. Как у древних майя. Ноль - в иероглифе «прекрасный», как у древних египетских математиков. Он скрыт в татуировке на левом запястье, заслоняя её шрам. Она смутно угадывала магическую силу моста влюблённых, не выдержавшего отсутствие чувств, некогда пылающих. Она уловила его тайну. И он ответил взаимностью.


Глава 4. На грани.


Голова раскалывалась. Словно несколько музыкантов одновременно ударяли в свои звенящие бубны. И весь этот шум бил прямо по вискам. Перед глазами - ритмично мелькали картинки. Глаза раскрылись, зрачки - расширились. Пара мгновений - и пляшущие пятна перестали мешать. И вот он - шаг!

Дверь со стороны водителя медленно приоткрылась, издав неопределённый звук. Идеально гладкий носок черного ботинка мягко коснулся земли. Ещё секунда - и рядом на мокрый асфальт вывалился небольшой предмет. Кукольная голова со спутавшимися кудряшками непонятного цвета ударилась об асфальт и подпрыгнула, словно мячик, силясь в последний раз рассмотреть женщину внутри машины. Некогда светлые глаза куклы удивлённо хлопали ресницами.


Вспышка.

Грязные ноги уносят маленькую чумазую цыганку. В кармане её заношенного платья - кукольная голова со светлыми кудряшками и фиалковыми глазами...


«Бежать!» - единственное слово вонзилось в сознание, не оставляя шансов поступить иначе.

«Некуда!» - запаниковал разум.

«И всё-таки это неизбежно», - решение как приговор.

Худощавая фигура в тусклом плаще, словно тень, скользнула через перила. Желание жить, жгучее от безысходности, обожгло насквозь. Казалось, круглая луна гомерически смеялась. Часы показывали «зеро». Время на нуле.

Полночь вспыхнула, блеснула, отразившись во всем вокруг. Стекала, устремляясь с каплями дождя, готовая вот-вот разбиться вдребезги и исчезнуть. Оставив после себя три промокшие одинокие фигуры на мосту влюблённых или самоубийц, так его ещё называют.


Запутавшийся и растерянный. Прежде уверенный в себе, он стоял, переминаясь, не в состоянии думать, курить и обернуться. Скрип открывающейся двери изувеченного автомобиля отчего-то не доносился. Тишина ночи резала. Разрезала на кусочки. Отбрасывала надежду.


Его чувства отражали Её голос: «Мост влюблённых. Существует поверье. Любящие запирают своё счастье на замок. Перед этим замок прикрепляют к перилам моста. Ключ бросают в воду. Тогда они всю жизнь счастливы!»


Его память - записку, Её письмо к нему. Он содрогнулся от мысли, что сейчас оно воспринимается как прощание.


А я нет...
Я совсем не такая, какой ты меня придумал.
Понимаешь...
Я парю в воздухе, словно на крыльях.
Помнишь...
Я всегда такая разная и всегда это я.
Хочешь...
Будем самыми счастливыми на этой земле.
Знаешь...
Я не похожа на них и ты тоже не такой.
Веришь...
Если закрыть глаза и взяться за руки, мы полетим.
Думаешь...
Я не права, потому что всегда ищу луч.
Видишь...
Вот он сияет у тебя в руке, он только твой.
А я нет...
Я совсем не такая, какой ты меня придумал.
Молчишь...
Возьми этот луч, пусть он всегда будет с тобой.
А как же я...
Я живу, потому что всегда ищу свет.
Он - внутри...


Глубокий вздох. Осознание ранит. Виноват. Он виноват. Полуночный дождь всё падает и падает. Капли скользят, размыто жалея мужичину на мосту. Всё словно в каком-то нереальном пространстве, где времени не существует. Лишь чувства.


Осознание нестерпимой любви к Ней пронзило так, что, казалось, мост содрогнулся. Промокший мужчина горько посмотрел на грязную нелепую голову куклы. Наклонился и поднял её.


Вздох. Несколько секунд - и он обернулся.


Глава 5. На носочках.


Рывок - отчаянный и резкий. Он у двери изувеченного автомобиля. Вдохнуть воздух невозможно. Передняя дверь со стороны пассажира медленно приоткрылась издав неопределённый звук. Вдох!


- Шарк, - идеально гладкий носок чёрного ботинка задел мокрую землю.


- Цок, - красная лодочка несмело выглянула из машины, нашла почву и остановилась.


- Топ. Топ. Топ. Топ, - мужские ботинки переминались, топтались, шаркали.


- Цок-цок, - вторая туфелька пыталась найти себе пристанище.


- Хлюп, - черный ботинок метнулся в её сторону, очутился в луже, мокрой и неглубокой.


- Шур, - лодочка пристала к нему вплотную.


- Шарк. Шарк, - оба гладких мужских ботинка заслонили собой женские туфельки.


- Скрип-скрип, - красные лодочки взлетели в воздух, опираясь лишь на самые носики.


- Не оставляй меня больше. Я не смог бы. Сегодня я понял, что значит по-настоящему...


- Тсс, - она не дала ему закончить фразу.


Ещё никогда в жизни мост влюблённых не ощущал такой страсти и нежности, слившихся в этом волнующем поцелуе.

Андрей Никитин
Пишите еще)))
Ирина Мухина
Чувствую себя как раб на галерах, когда приходится такие непомерно длинные тексты видеть. Ставлю не читая "нравится", вы же работали, старались.

Комментарии участников

Ирина, спасибо! Я уважаю Вашу позицию, но не согласна про раба) Я была готова и к двум нулям. Как я уже писала здесь в комментарии, я сознательно сделала выбор и была готова за него отвечать. А Вам ещё раз спасибо за альтруизм) Удачи и вдохновения!

Андрей, спасибо за вдохновляющий отзыв! Взаимно!)

Peretochkina Tatyana Peretochkina Tatyana 17.04.18, 10:08

Классно! Хорошо, что соединили.

Иначе было бы вообще непонятно, о чем это я писала весь проект) Причем, мне тоже было бы не очень ясно)

У меня было три дня, неполных три дня. И я сделала выбор. Выбор в пользу своих героев, которые очень хотели прожить свою жизнь. Полную, неурезанную. Я вышла за рамки и я счастлива. Была бы я счастлива, если бы сделала выбор в пользу цифр? Я честно ответила себе: нет. Для меня проект - безграничен, он открывает что-то, что раньше переминались с ноги на ногу и боялось сделать шаг. Вместо количества знаков, у меня количество слов. Я написала так, чтобы у меня не остался осадок недосказанности. Я уважаю всех писателей, которые не примут мою точку зрения. Спасибо всем за то, что дарите свое время, мысли, слова и ощущения! Удачи и вдохновения!

Как же я вас понимаю!) Для меня урезать героя, всё равно что смерть. А упущенные главы, потеря смысла. Так не хочется прощаться с любимыми фразами.
Вы всё правильно сделали, это ваше творчество и только вы вольны решать где точка. Замечательный рассказ получился. Во время чтения, передо мной мелькали картинки и конечно сцена пары на мосту - самая яркая. С нетерпением жду продолжения!

Спасибо, Дария! Так всю жизнь и учимся делать выбор) Спасибо за то, что увидели и почувствовали!

Alla Mattila Alla Mattila 16.04.18, 10:45

Такой быстрый и наполненный ритм, как поезд в тоннеле. Захватывает.Благодарю!

Спасибо, Алла! Спасибо, что Вы есть на проекте! Как же это важно

Комментарии гостей