Описание героя

В ванной зеркала давно не было. Сохранилось только небольшое, простенькое зеркало на пластмассовой ручке, приобретенное еще в киоске «Союз Печати». Нужды в нем раньше совсем и не было. Пучок на поредевших волосах Марина Петровна могла завязать и с закрытыми глазами. Косметикой она не пользовалась с 90-х годов. Посему ей зеркало было совершенно без надобности. Но вот ведь появилась вдруг такая надобность на старости лет. Держась одной рукой за стену, Марина Петровна пошарила рукой в ящике кухонного гарнитура. Голова привычно кружилась, дышалось тяжело и хотелось присесть. Зеркало обнаружилось на самом дне, под аккуратными коробочками с нитками, вырезками из журналов, открытками и старым неработающим мобильным телефоном.

«Вот и дернул же меня черт, - зашлась в причитаниях Марина Петровна, - вот ведь седина в голову». Она ощупывала шершавыми кончиками пальцев распухщие губы. Поправила очки и придвинула зеркало поближе к лицу. Губы неравномерно надулись. Нижняя губа вызывающе выпирала. Верхняя была от природы и времени такой тонкой, что «укол красоты», как назвал его вчера приятный молодой доктор, красоты не добавил, но сделал ее похожей на утку. «Просила ведь чуть чуть, чтоб как у Бабкиной у этой, а получился один срам», - жаловалась она своему отражению. В губах чувствовалось онемение, распирало и давило изнутри. Отек конечно еще не спал, но обещали что завтра будет лучше. Выдали какую-то мазь в заграничном тюбике, велели мазать три раза в день от отека. Но разве такая легкая мазь может помочь от отека. Другое дело Troxevasin («Траховазин» как бывало читала его название Марина Петровна через толстые стекла очков). Но он закончился, а новый рецепт от участкового нужно еще получить.

Вся эта идея с губами пришла ей на ум совершенно спонтанно. В понедельник она шла привычно к подьезду из «Магнита» с молоком, сосисками, сметаной и неизменным бородинским. В витрине соседнего дома, той что окнами выходит на Ленинский проспект, она заприметила большой рекламный банер. «Ботокс к губам в подарок» и ниже «Промо-акция от 700 рублей». Марине Петровне очень захотелось подарок, хотя словосочетание чего-то таинственного с губами ничего ей не говорило. Немножко от пенсии было отложено в ящике стола на подарки внукам и потратить 700 рублей Марина Петровна могла бы изредка себе позволить.

В 10 утра вторника сгребла привычным движением пальцев волосы в пучок и с деловитым видом отправилась к соседнему дому. Как ни странно, но очереди за подарками не было. За дверью оказалась только она одна. «Довели страну, - подумала Марина Петровна – 700 рублей у народа нет на подарок».

Вежливая девушка на входе приветливо заулыбалась и пригласила молодого и такого же улыбчивого доктора. Вместе они уговорили ее не волноваться, пообщали скидку по пенсионному удостоверению, процедуры в кредит, и уговорили ее взять 4 единицы препарата. Марина Петровна с детства не боялась уколов и согласилась на все. Кредитов Марина Петровна боялась намного больше, поэтому без лишних уговоров согласилась отдать улыбающимся вымогателям сразу 4 тысячи рублей. То, что на это пришлось потратить целых 4 тысячи рублей вместо обещанных 700 рублей показалось ей не бог весть какой напастью по сравнению с историей в которую недавно вляпалась ее сестра Лариса Петровна. Та недавно купила у проникшего в подьезд золотозубого торговца блестящий электрический непригорающий чайник за 2 500 рублей. А тут всего на 1500 рублей дороже, да и приключение в довесок. Подарком оказался не чем-то блестящим, а таким же уколом, только не в губы, а в лоб.

Слава богу на утро лоб не надулся, но совершенно расправился. Как не силилась Марина Петровна сдвинуть брови, привычной складки между бровей не возникало. Впрочем неприятное ощущение ощущалось и во лбу. Словно лоб отсидела Марина Петровна, а не ногу при многочасовом просмотре сериалов.

Разглядывание и ощупывание лба привело Марину Петровну в полнейший восторг. Пришлось потянуться за валидолом и запить его остатками холодного и жидкого вчерашнего чая из заварника. Губы отказывались обнимать краешек старинной фарфоровой чашки, жидкий чай пролился на грудь. Да и грудь ли это, так насмешка. Никакая это уже и не грудь, второй сорт, отвисшее вымя. Она пощупала свою размякшую грудь под ночной сорочкой. Задержала пальцы на одной из груди, задумчиво помяла ее, замечталась: «А что если вот тоже и это еще...», но сама махнула себе рукой. «Разве это возможно? Разве можно еще что-то изменить?» И тут ухмыльнулась, лукаво повела глазами. Марина Петровна первый раз за многие дни растянула в улыбке губы. Но тут же вспохватилась, ойкнула, схватилась за губы ладонью и так и сидела пережидая не острую, но неприятную боль.

Olia Savchenko
Очень интересная тема. И отлично написано!

Комментарии участников

Eli Kravtsov Eli Kravtsov 27.03.18, 19:15

Ай, хорошая рассказка!
Очень славно!
Объем, правда, не конкурсный, но хорошо.
Действительно хорошо!

Галина Мак Галина Мак 14.03.18, 21:06

замечательно! лучше Пушкина!

Oxana Spivakovskaya Oxana Spivakovskaya 14.03.18, 19:56

просто бомба! я - ваш читатель и фанат. Язык на плече про о, что будет дальше

Елена Кравцова Елена Кравцова 14.03.18, 14:52

Прекрасный рассказ! Думаю, героиня на этом не остановится... Седина в голову, ботокс в губы!!!)))

Комментарии гостей