Урок 2, задание 5

В далёком 2009 мне посчастливилось колядовать в вечер перед Рождеством. Нас было много, разбег возраста "колядников" от 4 до 40. Социальный статус от семинаристов до бизнесменов. Организатором был православный священник, назовем его отец А. Он собирал детей, их родителей и подростков, вроде меня, и шел по домам своего прихода возвещать радость Рождества.

Я одевалась потеплее, понимая, что ходить нужно будет долго. Село было не большим, но раскидистым. Его разделяла река и лес. Освещена была одна улица - центральная. По ней же и асфальт, все остальное узкие дорожки и тропинки. Мы шли гуськом, общение было или с впереди идущим или сзади.

Чтобы импровизированный хор пел легко и слажено, была выбрана в репертуар только одна песня "Добрий вечiр тобi..." Тот, кто и ее не знал, радостно вступал на "Радуйся, ой, радуйся земле...". Пели первый и последний куплет, домов много, можем всех не обойти. Для особо жаждущих ощутить дух Рождества, добавляли ещё один куплет. А в конце был массовый поклон. Это вызывало особый восторг у хозяев.

Все это происходило без репетиций по общему вдохновению и никем не писаными правилами. Впереди всей процессии шла бабуля, мы ее называли Андреевна. Только она знала дома всех прихожан, кто ждал нас этим вечером. Она стучала в ворота, нам открывали и тут процессия колядников в 15-20 человек ручейком заходила в дом и пела. Как сейчас помню, самое важное было найти печь, и стать рядом с ней. Та зима была снежной и холодной настолько, что волосы обледенели.

Кто ждал нас в тот вечер у себя дома? Одинокие старушки, с домом в две комнаты, где от нашего пения становилось душно и влажно. Многодетные семьи, которые смотрели на нас, как на заезжий цирк. Они показывали нам свои нехитрые игрушки и новые двухъярусные кровати, которые смастерил папа. Все доставали нехитрые постные угощения. Из погребов приносились грибы, соленья и клубничный кампооот! Это было самым вкусным.

И вот вечер подходит к концу. Первая звезда давно горит над селом, мы идём в сторону электрички. И нам наперерез бежит женщина. Она наскоро одета, подходит к священнику, и просит зайти и к ним. Мы, сворачивание во двор, готовимся к заключительному аккорду.

Мы входим, поем и видим сидящего на стуле дедушку. Он внимательно окидывает уставших колядников взглядом, слушает и просит пройти за стол. Время поджимает, отец А. соглашается и садиться рядом с хозяевами. На столе много еды, но почти вся непостная: колбаса, фаршированный перец, голубцы, курица. Мы явно не туда попали. Старик просит не обидеть и выпить с ним. Мы вежливо отказываемся. В комнате, в которой полно народу воцаряется тишина. Все переглядываются и пятятся к выходу.

Женщина хлопочет, достает что-то ещё на стол, мы опять вежливо: "Нам нельзя, пост ещё". Она виновато соглашается, и грустнеет в лице.

- Знаете, говорит, отец А. А у меня для вас хорошая новость. На Камчатке уже Рождество! - Берет со стола бутерброд с колбасой и весело надкусывает. В комнате замер даже воздух.
- А это на дорожку, - он хватает на лету ещё один и просит всех на выход, а то опоздаем.

Мы идём очень быстро, говорить уже нет времени, но я чувствую, что внутри меня клокочет такой коктейль! Недоумение, шок, возмущение, разочарование. Как так-то? Мы садимся в электричку, я не выдерживают и спрашиваю:
- Вы серьезно, насчёт Камчатки? Там же пост и начался раньше! Нечестно это, как-то.
- Я этого дедушку знаю давно, герой войны, он не приходит ко мне на службу. Он приходит говорить. Спрашивает, рассказывает, что болит, беспокоит. Ты запомни, пост он не в еде, это не диета. Они принимали нас и Христа сегодня как умели, с самыми вкусными блюдами, в самой нарядной одежде. И как тут отмахнуться? Я не смог.
И здесь стало стыдно и горько мне.

Мы все запомнили того старика, сдержанность которого давала знать о военном прошлом. На следующий год мы ждали встречи, и уже готовы были налететь на все скоромные явства, которые нам приготовили. Но Андреевна вновь проводит нас мимо его дома.
- А ветеран? Давайте к нему зайдём? - кричит кто-то из толпы.
- Умер он, царство небесное. Летом схоронили. Теперь здесь никто не живёт.
И воздух опять замер. Не успели.

Эти колядования научили меня самому главному, умению давать радость и делить ее с другим. Самым важным было тогда не угощения, а невероятно красивые лица людей, которые принимали нас у себя дома, и были готовы отдать все, даже любимую собаку, которая понравилась девочке. Показать все фотографии внуков и правнуков, которые далеко, но обязательно приедут летом. Это тепло печи, сердец людей, их улыбки греют и вызывают слезы и сейчас, через много лет и километров.

Alexandr Golyakov
Грамотно. Практически без стилистических ошибок. Но специфика материала не для широких масс. Как статья для православного сайта или газеты - очень даже неплохо. И, да, придерживайтесь все таки объема. Спасибо.
Оксана Подгорная
Очень душевно. Хороший рассказ, не хочется ни к чему придираться. С удовольствием прочитала.

Комментарии участников

Отличная тема. Неожиданно для проекта.Хорошее повествование.
Думаю, что эксперты поставили маленькие оценки по причине большого количества слов.

спасибо, допускаю специфику темы.
Это впервые нарушаю регламент. Очень сложно было вписаться именно в формате байки)

Интересная история) у меня напрашивается другой вывод - нельзя откладывать что-то важно на потом, можно и не успеть это сделать вовсе... Радуйся и люби сегодня!

Комментарии гостей