Выход на сцену антагониста главного героя (продолжение)

Через некоторое время Семён понял, что произошло, заметил, как расступается перед ним река спешащих по коридорам сотрудников администрации. Как тихо и робко ведут себя с ним посетители. А непосредственный руководитель и, на всякий случай, его зам немедленно взяли больничный. Но день закончился, а кара с верхних этажей спускаться не спешила. Начался второй день, томительно протянулся и закончился – его не уволили, не вызвали, ноль реакции. Сеть и оппозиционная пресса на все лады смаковали историю, над которой, как вишенка на торте, уже красовалась обнаруженная, благодаря одному строителю-форумчанину, «пристройка к архиву с панорамными окнами и стеклянной крышей».

Посыпались звонки и емейлы от региональных оппозиционных газет и порталов. Предлагали интересные встречи, интервью. Узнавали на улице: областной центр, что большая деревня. Но он сохранял хладнокровие, вежливо отказывался от любых встреч и предложений, не давал комментариев. Он почувствовал, как это – представлять интерес для публики, но каким-то неведомым чутьём понимал, что не нужно подчиняться этому интересу, отдаваться ему, заигрывать с ним. Оставаться холодным ему нравилось. И вот эта его холодность ещё более распаляла интерес…

* * *

«Вот что это? Здесь вкалываешь, ездишь, встречаешься, всем угождаешь, и рейтинг 39 процентов! А у этого – 82! – Губернатор размашисто ходил по кабинету и тряс распечатками голосований в соцсетях, - Вот что мне с этим делать, а?». Он был из молодого призыва, и графики популярности, пиар-технологии и ежедневные срезы общественного мнения занимали его внимание куда больше, чем сводки с полей, диаграммы производства мясомолочки или отчёты о ремонтах вечно лопающихся канализационных труб.

За приставным столиком сидела вчерашняя студентка Лиза – пресс-секретарь и главная по информполитике. Вообще-то формальным начальником информационного департамента был Никитич, но он больше занимался пропесочкой главредов и правкой статей о надоях и сборах зерновых в 26-ти «Сельских правдах», 8-ми «Сельских новях» и одной «Сельской яви», выходцем из которой он был. А неформальным творцом всей политики при новом губернаторе была бойкая Лиза, они познакомились до его избрания, на подготовительном тренинге. И это была её идея с «демократической стоянкой», «шествием через парадный вход» и «перекидываясь парой слов с сотрудниками»…

«Послушайте, Денис Андреевич! Его нельзя сейчас увольнять! Наоборот, нужно представить это как самоуправство водителя, которого как раз и нужно показательно уволить! Ну, перевести потом в гараж мэрии… Сеть за Патрубова, но завтра все забудут, у них короткая память. А что касается зимнего сада – мы официально объявим, что там будет виртуальный музей достижений региона, для всех посетителей и особенно – для привлечения инвесторов. Вот, наш дизайнер уже набросал концепцию. Не подписывайте приказ об увольнении Патрубова! Тот факт, что мы его не увольняем, постепенно создаст к нему недоверие и обрушит его рейтинг». На слове «рейтинг» Лиза показала пальцами обеих рук кавычки. «Помните, как нас учили на тренинге – не борись с высоким рейтингом конкурента, найди способ откусить от него».

«Хорошо. Я решил. Пускай пока работает. Завтра позвоню другу в Министерстве, у них там вакансия главного специалиста через месяц освобождается, пусть туда мотает, будет свой человек». Губернатор был молодого призыва и не любил долго злиться. Таить злость, мстить – это не его стиль, это предыдущий губер. А в проекте музея добавим декоративные растения, кресла и винный шкаф.

Так Семён Патрубов очутился в Министерстве, на расстрельной должности главного спеца по контролю за выполнением многочисленных вышестоящих распоряжений.

Полина Босенко
Очень много информации , читаешь глаза разбегаются. Жаль не знаю предысторию к этому продолжению. Успехов , вам в ваших начинаниях)
Юрий Черных
Не очень понял к выполнению какого задания относится этот текст. И умещается ли он в лимит знаков, и пытается ли уместиться? Более того, не особенно понятно, как можно объективно оценивать текст вне контекста. Но могу сказать наверняка - текст, в котором такое количество персонажей не может быть плохим. Не даром великий Лев Николаевич Толстой вводил персонажей пачками, по сто, по двести штук на страницу. Так что оценочная шкала здесь для меня не в "пушкине", а в "толстом". И этот текст явно лучше Толстого.

Комментарии участников

Елена Кравцова Елена Кравцова 18.03.18, 11:01

Тема мне не близка, но очень нравится язык и стиль изложения, без воды, с тонким юмором. Да и герой ваш из народа - тоже очень импонирует...

Елена, совершенно с вами согласен. Вот тема может быть вообще не близка, важно чтобы герой был из народа. Потому что если герой не из народа, а, скажем, из гнезда свалился - то что же это за герой. Это какое-то издевательство было бы. Или, например, герой не из народа, а из капусты вышел. Ну что это за глупости такие. А так - идеально. Герой, да ещё и из народа. Ну что ещё нужно читателю? Да ничего и не нужно, уже хорошо!

Спасибо за оценки, текст не из заданий, а чтобы не делать двухдневного перерыва - решился выписывать антагониста для главного героя, да такого, чтобы этому главному герою сразу задать планку...

Комментарии гостей